Новый Свет

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новый Свет » Ветер свободы » Превратности судьбы


Превратности судьбы

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время. В период основных игровых событий.
Место. Город Джорджтаун.
Участники. Семья губернатора и другие персонажи.
Описание. Что взбредет в голову капризной леди Джулии на этот раз?...

0

2

Дьявольщина! Свалился этот треклятый Стар со своим пиратским отребьем на голову всем честным и благородным людям Джорджтауна. Из-за него, этого отребья губернатор Честертон вместо получения прибыли был вынужден подсчитывать убытки. Три корабля, принадлежащих лично ему потоплены где-то в пучинах Атлантики. Две торговые каравеллы, красавицы, сошедшие со стапелей перед самым отплытием, владельцем которых был крупный торговец из местных, разграблены. А ведь с груза, что находился на их борту, Его Превосходительство получал свою долю, и не малую, надо сказать. Плюс еще один корабль. В его трюмах, правда, перевозили не шелка и специи, не железо и вино, не дамские шляпки, а рабов из черной Африки. Но ведь, рабы - это не только весьма доходный товар, но и необходимая рабочая сила для труда плантациях. Теперь же от всего это остался пшик! И все благодаря мерзавцу Стару.
Утешало только то, что он, наконец, попался и теперь гниет в сыром каземате, дожидаясь своей участи. О, господин Честертон и его друзья уготовил ему незавидную долю. Пусть-ка попробует публичной казни на главной площади на глазах охочей до всякого рода представлений толпы. Пусть слышит глумливые выкрики под свист плетей палача, пусть смотрит как радуются его страданиям те, ради кого он совершал свои подвиги, пусть в последние минуты своей жалкой жизни узрит какова она - высшая справедливость!
В раздражении отбросив перо, которым отмечал статьи убытков с доходной книге, Его Превосходительство достал сигару и с наслаждением затянулся. Обычно ароматный табак отменного качества всегда приводил губернатора в хорошее расположение духа, но сегодня даже любимое занятие отдавало горечью поражения. Еще бы! Какой-то бродяга осмелился бросить ему вызов. Ему, наместнику Британской Короны, полновластному хозяину здешних земель!
Нерадостные думы омрачали благородное чело Его Превосходительства, когда щелчок отворяемой двери, привлек его внимание.
- Кто там, черт побери? - закричал он, гневливо прихлопнув ладонью по дубовой столешнице, обитой темно-бордовым сукном. - Я никого не желаю видеть! Сегодня не принимаю, сожри вас сатана!

+1

3

Ведется мастером


Многие экспедиторы, потерявшие груз, кляли на чем свет стоит "Крылатую ведьму" - как называли этот корабль за глаза. Иногда оставшиеся в живых после битвы за своё добро рассказывали миру подробности, злодеяния во всей их красе, каждая история обрастала тысячами деталей, у рассказчиков в каждом кабаке они были свои, но все были ужасны.
В доме губернатора истории подобного рода пересказывал на кухне сторож Порк. Впрочем, для юной леди все подробности сводились к весьма примитивной картине: "дрались, как сумасшедшие", "словно черти". Эти слова ей были понятны, в отличие от некоторых других, смысл которых прочие кухонные слушатели понимали и ахали или хихикали, а госпоже никто их значения не объяснял, потому что "если милорд узнает, что я вам такое рассказал, он меня выпорет и повесит". Это был весомый аргумент даже для своенравной Джулии, которая прикусывала нижнюю губу и завороженно слушала дальше.
И в этих рассказах образ капитана "Окрыленной", как, впрочем, и образ любого другого аналогичного персонажа местного фольклора, представлялся ей романтичным, хотя рассказчик в эпитет "сам сатана" обычно вкладывал совершенно противоположный смысл. Для романтичной барышни разбойник-который-сам-сатана был... О! Он был прекрасен. Он шел в бой один против десятков, он устрашал врагов одним появлением своих брамселей на горизонте, от его взгляда противник терял волю и выбрасывался в море, и так далее, и так далее. На счастье описываемых героев, Порк никогда не упоминал об их внешности - то ли не умел, то ли не считал нужным, а миледи и не спрашивала - её вполне устраивало восполнять сии пробелы с помощью собственной фантазии.
Когда на кухню пришла весточка о том, что "Окрыленная" объявилась в ближайших акваториях и лихоимствует в местных водах, сердечко Джулии встрепенулось. Порк уже рассказывал прежде, что такое заложники, какова их ценность и как с ними обращаются ради этой ценности. Бурную фантазию смогла унять только новость о том, что на поимку "Окрыленной" отправляются силы королевского флота, и милый братец в их числе. Братишке предстояло встретиться в бою с "самим сатаной", и естественное волнение за родного человека на некоторое время вышло на первый план вплоть до получения вести о благополучном возвращении охотников на пиратов. Встреча победителей и их пленников стала значительным событием для города, в порту кокосу негде было упасть от любопытствующих, в числе которых, разумеется, была и мисс Джулия. Ей жизненно важно было увидеть героя кухонных рассказов и собственных грёз, и конечно, в толпе арестантов она увидела, кого хотела: того, от чьего взгляда отводят глаза любопытные горожане, того, кто способен противостоять толпе врагов, того, кто теперь идет закован в цепи, над кем одержали верх лишь численным превосходством.
Спать по ночам стало невозможно, от этого юная леди высыпалась только к обеду, усугубляя бессонницу следующей ночи. Мысли о судьбе героя её мечтаний терзали, как если бы петля ждала её саму. На третий день после знаменательного события Джулия решила обратиться к отцу, властелину судеб.
Тихонько. Осторожно. Чтоб дверь не скрипнула - но она скрипнула, и его светлость заругался. Что ж, раз уже отвлёкся от дел, значит теперь можно.
- Папенька, это я, Джулия, мне же можно?
Входя в комнату и приближаясь к отцу, всем своим видом она демонстрировала, что знает, что ей рады, знает, что ей можно. Тем более, вокруг мистера Честертона витал запах табачного дыма, что предвещает обычно благостное расположение духа. Правда, небрежно брошенное перо сделало кляксу на бумаге, но ведь теперь дочка обнимет папочку и все невзгоды уйдут. И независимо от результата пора переходить к делу. Правда, на этот раз речь пойдет не о шелковых туфлях, тут надо осторожно.
- Па, - девушка огорченно надула губки, - отец Михаил говорит, что нехорошо убивать, даже когда на проповеди есть военные. А как же им быть, па?

Отредактировано Джулия Честертон (20-05-2014 23:43:19)

+1

4

Появление дочери всегда поднимало настроение губернатору. А как же иначе? Ведь эта чудная красавица, выросшая в пленительную девушку, по-прежнему оставалась для него той же шаловливой дочкой, которая еще совсем недавно забиралась к нему на колени или, заливаясь счастливым смехом, с криком "Но, папуля! Но!" каталась у него на плечах. И кем бы не представлялась она окружающим, отец всегда будет видеть в ней маленького ребенка.
Увидев входящую в кабинет Джулию, Честертон расплылся в улыбке.
- А, малышка, входи, входи. -  Ласковые ручки дочери, обвившими его шею, дали возможность забыть на время о финансовых проблемах. - Ну, что, озорница, опять не спала пол-ночи, да? Горничная видела свет из под двери твоей спальни. Не хорошо, милый мой, совсем не хорошо.
Его Превосходительство поцеловал дочь в лобик и покровительственно похлопал по локотку. Строгие слова выговора и мягкий тон так плохо вязались между собой, что девушка вместо того, чтобы виновато опустить головку или попросить прощения, завела разговор совсем о другом.
Честертон не смог удержаться от презрительной гримасы. Он терпеть не мог этого сладкоречивого падре, отца Михаила, который, словно черный таракан, таскался по городу в своей рясе и всюду совался с проповедями. Нет, конечно, с амвона церкви его речи звучали уместно и значимо, паства внимала им с должным благоговением, да и сам губернатор частенько задерживался после обедни, чтобы выразить священнику слова своего одобрения. Но этот сутанист, как про себя называл его Честертон, имел охоту шляться по улицам и читать наставления всем подряд. Тут ему не понравилось как одета сеньорита, там, видите ли, мальчишки проявляют жестокость, мучая кошку, здесь кто-то выразился крепким словцом, этот пьян, тот развязен... Не все, разумеется, но многие воспринимали его слова, как истину в последней инстанции. А теперь вот и Джулия попала под его влияние. 
- Отец Михаил, несет сам не зная что, - Отозвался Его Превосходительство. - Как это убивать не хорошо, а кто будет защищать его церковь от язычников? Кто же станет охранять мир и спокойствие горожан на случай войны? А карать убийц и всяких других преступников? Или их, что, отпустить, может, на свободу? Нет, ты его, дочка, не слушай, - безапелляционно заявил Честертон. - Болтает, он что-то слишком много и не по делу. Надо мне с ним самому поговорить.
Закончив таким образом свое напутственное слово, губернатор снова заулыбался дочурке.
-  Что там у твоей мадам Бертье новое платье появилось? Знаю, знаю, что ты пришла ко мне не ради ахинеи отца Михаила. Ну, сколько? - И он привычно полез во внутренний карман своих брижжей за кошельком.

0

5

Ведется мастером


Леди Джулия готова была идти до конца в своих прямолинейных заявлениях касательно возлюбленного бандита, но лишь до тех пор, пока отец сам не упомянул про наказание преступников, которым, судя по всему, амнистии не видать. А после такового упоминания стало очевидно, что нужно искать окольные пути.
Отцовскую тираду, сказанную в адрес отца Михаила, юная леди услышала в свой собственный адрес и в адрес своих фантазий - на воре шапка горит - и сникла, даже немного растерялась. К счастью, папенька сам нашел выход для неё из неловкой ситуации, подсказав про модистку, а через этот выход Джулия смекнула и дальнейший план. Нет, не план убеждений дорогого папеньки, вершителя судеб, а план своих собственных действий. И - о, удивительное дело! - план был таков, что она сама, леди Честертон, будет похожа на своего героя! Она, как он своих врагов, обведет вокруг пальца всех, кто у нее на пути к счастью! А пока...
- О, па...- Джулия на мгновение потупила очи, демонстрируя смущение, но тут же задор вернулся к ней. - Я видела у Бертье образцы золотой вышивки... Да, это не модно, но ты только представь себе, -  она стала показывать на себе, - вот так, всё полностью покрыто сплошным золотым узором, и только оттенки цвета и направление стежков... Ах, кому я говорю о направлении стежков, - девушка рассмеялась и обняла отца, - но па... Золотые нити у нас не делают, только в Европе и, говорят, в Новой Испании. Наверное, это будет очень дорого, да? О, папочка, ради такого роскошного платья я согласна даже замуж выйти, только чтоб был повод его надеть! Глупая я у тебя, да?
Девушка рассмеялась и спрятала лицо в ладони.

+1

6

В тюрьме слух капитана обострился вдвое. Он дышал другим воздухом, спертым и тяжелым, свыкаясь с мыслью, что никогда более ему, заточенному в мрачном узилище, не суждено вкусить вольных ветров, не почувствовать на лице опьяняющий Карибский бриз и не увидеть Солнце после краткого тропического дождя и особую полную Луну перед штормом, совершенно другую, не как в Лондоне. Забыть о ликовании дерзким победам и быстром беге «Легкокрылого», чей ход за годы плаваний ощущаешь ногами, словно сросся с кораблем. В горестные мгновения раздумий Джеку хотелось увидеть лица людей, оказавших ему доверие, с которыми он прошел огонь, воду и медные трубы. Мальчишку Лиса, ставшему ему сыном, который навсегда останется «Лисенком», сколько бы зим не минуло парню. Нумбу, отбитого у работорговцев, и его мелкого паренька, чье спасение стоило ему зимовки в Бостоне. Сослуживца и друга с флота, когда они, достойные джентльмены, на пару служили Георгу Третьему.

Вольной птице, сидеть в ожидании смерти, особенно тягостно. Опытный взгляд моряка, привыкший в темноте измерять пространство, осматривал сырую камеру и соломенную подстилку в углу. Мысли не позволяли заснуть, истощая разум. Тяжелые засовы и решетки на окне не внушали радости. Надежда на спасение угасала с каждым часом, когда шаги надзирателя тонули в коридоре. Ничем не нарушаемая тишина одолевала дух и волю лучше проповедей монахов, заранее затягивая петлю на шее пирата.

Страха смерти капитал не испытывал. Он размышлял, насколько грандиозное представление организуют по случаю его казни. Вероятно, соберется весь Джорджтаун и лично губернатор.
- Вот и закончилась лихая история, - силясь не закричать в исступлении, капитан закрыл лицо руками. Он ненавидел ждать и мучиться сомнениями.

Внезапный огонек нарушил горестные мысли пирата. Скрипнули засовы отворяемого замка под перезвон ключей на связке. Джек зажмурился, привыкая к свету, чтоб разглядеть принесшего еду человека. Тюремщик поставил перед скованным кандалами морским разбойником тарелку с кружкой.
- Здесь вода и хлеб.
- Какая забота, - язвительным тоном заметил капитан, возвращаясь к расслабленной позе несломленного пленом человека, и столь же безупречно улыбаясь в паршивой до невозможности ситуации.
- А ты ума не поднабрался, Джек Стар.
- Капитан Стар, - поправил авантюрист. - Куда мне мериться с мелким стражем у ног коменданта, - продолжил пират, проявляя колкое остроумие. Удар пришелся в цель. Немолодой страж пнул грязным сапогом кружку с водой, заставив капитана прикусить язык и поджать губы. Мужчины обменялись взглядами ненависти, в которых читалась жажда мести: у капитана, за демонстрацию над ним власти, чего он давно не терпел над собой, а у стража обиду за смех над его низким положением.
- Поговори мне тут, - зло ответил тюремщик, захлопывая дверь камеры и лишая пирата живительного света.
- В туманном сумраке окрестность исчезает...
Повсюду тишина; повсюду мертвый сон;
Лишь изредка, жужжа, вечерний жук мелькает,
Лишь слышится вдали рогов унылый звон…
- прошептал бывший офицер строфы из стихотворения поэта современника Томаса Грея, написанные в тысяча семьсот пятьдесят первом году.

Отредактировано Джек Стар (14-11-2014 23:22:47)

+1

7

Я - папа-губернатор.


Нежные детские (да, не скоро они перестанут быть "детскими" для любящего родителя) ручонки, что может быть милее отцовскому сердцу. Когда родная кровиночка так ластится, чего только для нее не сделаешь! А когда привередливая дочурка пытается, пусть даже так неумело, давать надежду на то, что готова остепениться и перестать привередничать... Чуть было не обрадовался мистер Честертон благим намерениям дочери "согласна даже замуж", но спохватился: опять эта своевольная хулиганка ставит разговор о замужестве на один уровень с разговором о новых нарядах.
Губернатор вздохнул, а юная леди огласила свои материальные потребности. Нет, кажется, это что-то чересчур, за такие деньги можно купить не только платье с золотой вышивкой, а участок на золотом прииске.
- Голубушка, ты, наверное, что-то путаешь. - Действительно, не придет же в голову джентльмену, что девушка и в самом деле способна на такие траты. - Переспроси, а я прикажу мистеру Мейсону выдать завтра. Уж прости, радость моя, - старик тихо рассмеялся, - я с собой столько не ношу. Возьми вот, - отец извлек-таки из кармана маленький кошелек, - побалуй себя вкусьненьким.
На выхитренную сумму, по мнению отца, доченька могла бы "баловаться вкусьненьким" из восточной лавки не менее недели.


Теперь сам за себя.

«Легкокрылый» вошел в гавань в сопровождении, или, если точнее, в составе, эскадры крейсерской  службы. Прибытие было знаменательным местным событием, встречать эскадру вышел, наверное, весь город, и не мудрено: не много найдется семей, в которых не ждут моряка из похода. А Лис встречал команду «Легкокрылого», сошедшую на берег в кандалах...
Братья... Отцы... Юноша чувствовал себя так, словно ему уже оторвали голову: ком встал в горле, дышать стало невозможно, кровавая пелена затуманила взор, -  а теперь вырывают сердце: такая боль распирала грудь. Мальчишка замешкался и был оттеснен толпой, скрытый с глаз товарищей, но пробиться снова не смог. Немного времени спустя Лис был доволен этой неудачей, ведь в сердцах мог бы привлечь внимание, и попасться как сообщник, а этого было никак нельзя допустить, ведь теперь от него одного зависит спасение друзей и "Легкорылого". И он, вместе с толпой зевак, проводил печальную процессию до тюремных ворот; пришло время слежки за этим мрачным заведением.
Удача благоволила, юноше посчастливилось наняться в таверну на той же улице, на которой был подъезд тюрьмы, и можно было, изображая усердную уборку на столах поближе к окнам, усердное подметание у крыльца и за порогом наблюдать посетителей, входивших и выходивших из заветных дверей. Интересовали, разумеется, в первую очередь солдаты охраны, много ли, часто ли сменяются; впрочем, тут Лис не слишком надеялся на правильный счет, ведь возможности наблюдать постоянно у него не было. Однако были замечены в небольшом количестве и духовные лица, а так же гражданские. Среди последних были посетители заключенных, кои отличались демонстративной покорностью поз при общении с привратниками, и официальные лица, отличающиеся властностью обхождения. Самой же большой удачей было то, что солдаты конвоя, охраны и вообще гарнизона составляли большую часть посетителей заведения, и Лис старался услышать и запомнить из их разговоров всё, что только получится, а чуть поосмелев, не терял возможности и сам завести или поддержать разговор.
- Сержант Паркер бывает каждый вечер, - услужливо сообщал  юноша собеседнику о своей осведомленности.
- Придет, передай ему это,- и клиент сунул мальчишке в карман фартука нечто, по-видимому, записку.
- Исполню в лучшем виде, не извольте сомне...
- Джон, ленивый ты увалень! - Джоном назвался Лис хозяину, - Ослеп? Не видишь, наблёвано прям у порога, чтоб им захлебнуться, иродам...
Голос хозяина, удаляясь в сторону кухни, продолжил тираду в адрес хамов о том, что "у нас приличное заведение, а не портовый кабак" etc, а юноша, под видом уборки на столах болтавший с посетителем, бросил оба свои занятия, и схватился за новые инструменты. Ловко подобрав на лопату нечистоты, стряхнул в уже наполненное помойное ведро, и с этим ведром взял курс на сточную канаву. Лишний повод выйти поглазеть.


Отредактировано Лис Ренард (17-11-2014 01:55:54)

0

8

Ведется мастером


Получать отказ Джулия не привыкла. Но отец был единственным, кто мог себе это позволить, и она, сокрушенно вздохнув, приняла из рук родителя мешочек, поцеловала его в щеку и присела в реверансе:
- Спасибо, папочка. Я переспрошу, конечно же, но вкусненькое покупать не буду. Оставлю для платья, чтобы хватило, - она надула губы, чтобы отец не вздумал расслабиться и счесть ее просьбу простым капризом. Пусть вид ее грустного личика преследует его весь день, перемежаясь с постылыми рожами остальных просителей и подчиненных.
Покинув кабинет, Джулия ринулась в свою комнату, презревая все правила приличия. Скорость ее передвижения ограничивалась проклятой хромотой, и это еще больше злило юную дочь губернатора. Нет, право, как же несправедлива жизнь - ей подвластно вообще все в окружающем ее мире, кроме собственного тела! Хлопнув дверью с такой силой, что та, казалось, сорвется с петель, Джулия направилась сразу же в свой уютный будуар, где в самом укромном уголке лежал мужской костюм. Это была одежда обычного горожанина, добытая для нее любимой кормилицей, которая заменила Джулии мать, и немало способствовала тому, что дочь губернатора выросла капризной и самоуверенной без меры. Вместе с тем, она же была единственным человеком, который мог на нее повлиять и вовремя одернуть. Однако слепая любовь, как правило, побеждала.
Несколько раз Джулия уже наряжалась в мужской костюм, и бродила в нем по городу, наблюдая за тем, что было недоступно, надень она платье. Дуракам и смельчакам везет, как говорит пословица, и Джулия ни разу не попала в передрягу, а это придавало ей еще больше безрассудной смелости.
Так что сегодня она готова была ринуться навстречу опасности, мало задумываясь о последствиях.
Дочка губернатора освободила пирата? Дочка губернатора попалась при попытке освободить пирата? Пират похитил свою спасительницу и увез на большом красивом корабле?
У порядочной девы от перспективы таких слухов декольте подтянулось бы выше, сопровождение из мамок, нянек и рабов мужского полу стало бы гуще, а некоторые вообще из дому не высунулись бы.
Джулия же наоборот - только широко улыбнулась при этой мысли, и, прижав рубашку к груди, закружилась по будуару, словно в танце.
Но споткнулась о пуфик, шлепнулась на него, непристойно выругалась - времяпровождение на кухне значительно обогатило ее словарный запас - и принялась переодеваться. Очень скоро в будуаре губернаторской дочери материализовался безусый миловидный юнец и покинул его, прихрамывая.
Конечно, намного лучше было бы явиться в тюрьму в костюме солдата, однако на то, чтобы его добыть, могло уйти слишком много драгоценного времени - спроси кто Джулию в тот момент, какие черти ее гнали в шею, вразумительного ответа она не дала бы, но ей так не терпелось поскорее освободить плененного капитана, что мыслительные процессы, если таковые имелись, куда-то испарились.
Размышляя над тем, что на будущее нужно раздобыть одежду солдата, Джулия добралась до тюрьмы, изнывая от жары и не имея возможности воспользоваться веером. Из окна кареты Джорджтаун был куда привлекательнее; пройдясь же по его не самым чистым улицам пешком, Джулия переполнилась бунтарскими по отношению к власти, то бишь, собственному отцу, мыслями. А если бы ей пришлось идти в дорогом платье?!
За несколько шагов до дверей тюрьмы Джулия кашлянула в кулак, чтобы придать своему голосу хриплых ноток, постучала в дверь и стала ждать ответа.

Отредактировано Джулия Честертон (16-11-2014 21:36:07)

+2

9

На объекте наблюдения отметился юноша. Один из немногих, чей облик никак не выдавал взаимоотношений с привратником. Чтоб задержаться на минутку и посмотреть, Жан-Батист плеснул из бочки воды в ведро - якобы сполоснуть. Посетитель заветной двери определенно чувствовал себя неуверенно, но в его манере держаться не было заметно обычной для просителей покорности*.
"Сын кого-то из служащих," - смекнул авантюрист, - "большая удача, не упустить бы  мальца из виду."
Недолгий разговор паренька с привратником был закончен, и коль можно судить, мальчишка такому финалу был не рад**. "Видать, нагоняй от отца получил, или еще какие неприятности", - заключил пират, не слишком осведомленный о том, какие бывают семейные проблемы. А задумчивому незнакомцу, между тем, предстояло пройти аккурат мимо заведения, тут-то наш герой его и окликнул.
- Здравствуйте, мистер! Да, вы, сэр! - титул адресата вырос в мгновение ока, хотя предполагаемое равенство возраста и положения позволяли бы обойтись и просто "эй-парнем". - Вижу, у вас неприятности. У меня есть решение ваших проблем.
Лис достал из кармана и подбросил монету, красиво закрутившуюся в полете, ловко поймал её, подмигнул собеседнику и жестом*** предлагая пропустить по чарке, кивнул на "свою" таверну. Не было ничего зазорного в том, чтобы сделать - и принять -  предложение составить компанию такому же пацану, каков сам.


+

Всё вышесказанное - собственные домыслы моего персонажа.
* - как автор предполагаю, что губернаторская дочка будет держаться если и неуверенно, то относительно независимо в силу привычки.
** - согласно договоренности о том, что превратника преодолеть не удалось.
*** - все знают этот жест (; .

Отредактировано Лис Ренард (17-11-2014 03:01:23)

0

10

Ведется мастером


«Ах ты, чёрт», - в мыслях Джулия частенько позволяла себе ругательства, тщательно следя за тем, чтобы в обществе ими не блистать.  – «Вот только этого мне не хватало», - она резко развернулась на каблуках в сторону окликнувшего её парня твердо намереваясь послать его куда подальше. Даже придумала, куда именно.
«Шел бы ты, парень», - приготовилась сказать она, открыв для этого рот.
И тут же его закрыла.
Со стороны это, наверное, выглядело комично. Но Джулии уже было не до смеха. Секундного замешательства от взгляда на юношу хватило для того, чтобы краем глаза заметить проходящую мимо девицу. Девица и девица, подумаешь. Да беда в том, что эта самая девица являлась служанкой в доме губернатора, и могла легко опознать Джулию. Собственно, она уже затормозила движение и удивленно-недоверчиво оценивала чем-то смутно знакомого ей юношу придирчивым взглядом.
Скандал «Дочь губернатора была остановлена при попытке подойти в мужском костюме к тюрьме, где сидит пират», в ее планы не входил. Поэтому она прорычала что-то наподобие «отчего же нет, любезный сэр, пойдемте, решим, у кого из нас проблемы», и через мгновение уже сама буквально тащила юношу в сторону таверны.
Выпрыгнув из одной ловушки, Джулия наверняка попала в другую.
И, черт побери, ей это начинало нравиться!

0

11

Малец явно обрадовался приглашению - с таким воодушевлением его принял. Или нет, скорее очень торопился покинуть улицу и скрыться в помещении. Лис оглянулся по сторонам, но ничего, что могло бы спугнуть незнакомца, не увидел. Что ж, спешим так спешим; подхватив ведро и лопату, Жан-Батист поспешил вслед за юркнувшим в двери гостем.
Наливая ром, юноша сразу и объяснился с хозяином о том, что надо пообщаться с посетителем. Хозяин хоть и отчитал отлынивающего работника, но всерьёз распекать его не стал: "Джон" за несколько дней работы уже успел заслужить репутацию человека добросовестного и работящего.
На стол перед гостем были водружены две кружки рому и блюдо с солониной, а Лис отправился убрать на столах и заодно обдумать, как подступиться к вопросу.
Нельзя начинать прямо "в лоб", надо окольными путями. Англичанин юн, кажется, моложе даже самого француза, разговоритьего должно быть не трудно, раз он принял приглашение, значит парень общительный. Но о том, что у незнакомца кто-то служит в тюрьме, он сам должен признаться. Значит, надо подвести его к этому. А как? Ну, например вот так. Сев напротив приглашенного, Лис отхлебнул из кружки и начал разговор.
- Приятель, я видел тебя у двери тюрьмы, ты говорил с привратником. - Что бы замести след, извечно оставляемый воркующим французским выговором, юноша постарался сбить с толку собеседника своим английским именем. - Кстати, моё имя Джон, друзья зовут меня Лис, - юноша протянул гостю руку, предварительно старательно вытерев почти чистой салфеткой, служившей для уборки столов. - А ты пей, пей, не сомневайся. Здесь добрый ром, хозяин - порядочный джентльмен, гадости не держит.

Отредактировано Лис Ренард (19-11-2014 05:30:54)

0

12

Ведется мастером


Так вот, значит, как проводят время простые люди. Сидят в этом убогом помещении, пьют, гогочут, рассказывают друг другу всякие непотребства - вроде того, что только что громогласно поведал один из сидевших за ближайшим столом. История эта была рассказана с таким количеством интимных подробностей, что у Джулии покраснели не только щеки, но и уши. Чтобы скрыть смущение, она потянулась к кружке, понюхала ее содержимое и...
Едва не раскашлялась и не расчихалась на все заведение. Резкий запах заполнил, казалось, все ее легкие.
"Ну и гадость же... Они тут что - все это пьют?"
Солонина показалась ей более привычной, хотя дома она брезгливо отвернулась бы от такой еды. Мясо должно быть свежеприготовленным. И с соусом.
Джулия потянула к себе один кусочек, откусила и слегка скривилась - он оказался жестким. Девушка кое-как прожевала его, но запить не решилась, хоть во рту у нее сделалось сухо, словно в пустыне. Попросить бы у кого-нибудь воды...
Тот, кто пригласил ее сюда, оказался местным работником и ловко скользил сейчас между столами, проворно собирая пустую посуду и смахивая крошки.
Все происходящее казалось ей нереальным и ненастоящим. Она словно играла в какую-то игру и не верила даже, что пойдет в этой игре до конца. Еще несколько минут этого притворства, а потом она вернется домой, упадет в теплую ванну, выпьет чего-нибудь освежающего, затем вкусно поест и ляжет в свою постель, чистую, мягкую, уютную... И будет вспоминать этот день и удивляться собственной смелости...
"А как же Джек? Джек так и останется в тюрьме, если у меня ничего не получится?"
Этого она допустить не могла.
Джек...
Она видела, как его вели. Издалека. Но этого ей было достаточно, чтобы разглядеть его сверкающий благородством и бесстрашием взгляд. И, конечно же, он - самый красивый в мире. Не может быть по-другому. Он такой смелый и гордый... Она спасет его, и они вместе поплывут совершать новые подвиги.
Девушке было не важно, что пойманный пират совершал отнюдь не подвиги. Ей было важно, что они вдвоем будут стоять на носу корабля, а свежий ветер будет развевать ее локоны и раздувать его белоснежную рубашку. Она уже видела эту картину и даже улыбнулась счастливо, словно уже стояла на воображаемом корабле...
- А ты пей, пей, не сомневайся. Здесь добрый ром, хозяин - порядочный джентльмен, гадости не держит.
- А? - испугалась и вернулась на землю с розовых облаков. Перед ней уже сидел ее новый знакомый. Только что ведь представился, как же... а, да. Смешно. Лис.
- А я - Джули..ан. Джулиан, да. Друзья меня никак не зовут, у меня нет друзей.
Теперь надо это выпить? Надо. Раз начала, надо, Джулия. Теперь ты - Джулиан. Мальчишка, которому до зарезу нужно пробраться в тюрьму. Правда, что она там будет делать, Джулия представляла смутно. Попробовать подкупить карманными деньгами охранников Джека - это даже ей казалось глупым.
Девушка вздохнула, а потом схватила кружку и, решившись, сделала глоток. Большой глоток. Зря.
Ее глаза расширились -  в горло словно кто-то набросал раскаленных гвоздей. Процарапав все внутренности, эти гвозди рухнули в желудок и принялись там танцевать. Голова закружилась, комната вместе с Лисом куда-то поплыла...
- Я говорил, ага, с привратником, - наконец, смогла произнести Джулия. - Он не пустил меня в тюрьму.. а мне надо в тюрьму... вот.

0

13

Для нового знакомого ситуация была как-будто новая. Он то растерянно и отрешенно уходил в себя, а "возвращаясь" демонстрировал странную неприспособленность к реальной жизни. Наверное, мальчишка моложе чем кажется. Хрупкие кисти рук, тонкая шея - сколько ему, лет тринадцать? Жан-Батист вспомнил, что примерно в этом возрасте капитан Стар впервые отвел его, тогда еще совсем Лисёнка, в бордель и взял с собой за стол как собутыльника, а не стюарда. Сейчас это воспоминание пришлось кстати, юношеская бравада взяла своё: Лис почувствовал себя старшим, опытным и умудрёным жизнью ветераном рядом с этим юнцом, который, судя по гримасе, даже от рома не морщиться еще не научился.
- Мой юный друг, попасть в тюрьму - дело нехитрое, - авторитетно заявил "опытный ветеран" и снисходительно улыбнувшись, запил свои слова крепким напитком. - И даже выйти оттуда не трудно. Но обычно выходят оттуда, чтоб отправиться на виселицу, а вот выйти из тюрьмы и отправиться домой - это куда труднее. - Лис чувствовал себя бывалым авторитетом, вещающим жизненные премудрость зелёному молодняку; точь-в-точь как боцман учит новобранцев вязать узлы. И также представляясь сам себе уважаемым боцманом, вновь отхлебнул из кружки.- Скажи, приятель: кто там у тебя? И за что?
Пиратёныш рассчитывал, что его новый знакомый, может быть, несколько оскорбится подозрениями в какой-бы то ни было связи с преступниками, и поведает, что у него, Джулиана, кто-то из родичей служит в тюрьме. А тогда останется только научить мальчишку договариваться с тюремным родичем, самому договориться с мальчишкой - и путь внутрь и наружу будет открыт для оставшегося на воле юного пирата.

Отредактировано Лис Ренард (06-12-2014 18:42:52)

+1


Вы здесь » Новый Свет » Ветер свободы » Превратности судьбы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC